NederlandsEnglishFrançaisDeutschItalianoPortuguêsРусскийEspañol

Легенда о Сакском озере и о его чудодейственных свойствах


Саки — больнеогрязевой курорт, расположенный в 20 километрах от Евпатории и в 6 километрах от морского побережья. Город лежит на берегу Сакского грязевого озера. Уже в античных письменных источниках содержатся свидетельства о целебных свойствах местной грязи. В 1827 году в Саках была основана первая в России грязелечебница, а через 10 лет здесь открыли отделение Симферопольского военного госпиталя. Ныне бальнеологический курорт Саки известен во всём мире. В крымском фольклоре имеется немало легенд о том, как человек, испробовавший на себе соль и грязь из Сакского озера, исцелялся буквально за день.

Легенда о чудесном исцелении казаков у Сакского озера

Бежали из татарского полона запорожские казаки. Бежали с боем, предав огню город Гёзлев. Много смельчаков полегло в битве, но ещё больше спаслось — и казаков, и простого люда украинского, вызволенного отважными воинами. Захватили татарский табун, вскочили на коней, понеслись на волю, в милую сердцу Украину.

Но ослаблены силы в неволе: люди изнурены голодом, тела их покрыты ранами. Настигает беглецов татарская погоня.

И сказал атаман:

— Всем нам не спастись. Братья-солдаты, удалые казаки, пусть мчится на волю спасенный нами народ. За озёра солёные, в родную Украину. Нам же, казакам, пятками сверкать не пристало. Останемся здесь, преградим басурманам дорогу.

Так и поступили.

Черной тучею налетело в степи татарское войско. Ярыми соколами ринулись казаки из засады на врага лютого. Сверкнули сабли, свистнули стрелы, разразился смертельный бой.

Храбро бились казаки, но редели их ряды. Орда же прибывала и прибывала, новые и новые отряды вставали на место пораженных. Оттеснили козаков к соляным озёрам. Здесь завязалась последняя битва…

А когда рассвет озарил горизонт, лежали на берегах озёр молодые тела храбрых воинов, полегших в неравном бою. Кровавая груда тел…

А когда поднялось солнце над землёй, груда зашевелилась. Стали оживать казаки, подыматься. Удивляются: что же случилось с ними? Откуда взялась в изрубленных телах жизнь? Какая сила вернула к жизни смертельно раненых?

Стали казаки присматриваться, примечать. И увидели, что там раны быстрее затягиваются, где касаются они земли, то тело возвращается к жизни, которое лежит на черном иле береговом, в грязи приозерной. Мать сыра земля — вот их спасительница и исцелительница. Волшебную силу дала она сынам своим, вдохнула новую жизнь в детей своих.

Зашли казаки в озеро, омылись солёной водой. Потом разыскали в степи уцелевших коней и поскакали в родную Украину — поведать народу о битве кровавой да об озёрах целебных.

Легенда о чумаке и исцеляющей грязи Сакского озера

Однажды украинский чумак приехал на Сакское озеро за солью. Это было его первое путешествие в Крым, и не знал он, где лучше остановиться на ночлег. Старый конь его подошел к озеру слишком близко, и тяжелый воз чумака тут же увяз в иле. Много раз пытался чумак вытащить воз, всю ночь топтался в озёрной грязи, но безуспешно. Только подоспевшие утром товарищи высвободили чумака и его повозку из грязевого плена. Вернувшись на родину, обнаружил чумак, что застарелая болезнь ног, мучившая его долгие годы, прошла бесследно…

Воспоминания Павла Сумарокова о Сакском озере

Один из первых путешественников по Крыму, Павел Сумароков, в своей книге 1803 года»Досуги крымского судьи, или Второе путешествие в Тавриду» писал: «Расстроенное здоровье предписало мне прибегнуть к прославленной многими опытами целительной здешней грязи. В деревне Сак татарин, отправляющий должность аптекаря при той чудесной врачебнице, встретил нас у своего дома, отварил нам хату, устроил из подушек диван, сам пошел делать приготовления, а мы во ожидании совлекали с себя одежды…

Я вижу, что читатель хочет позабавиться на наш счет; пусть же он вообразит себе, каждого из нас лежащего всею длиною тела в особой могиле, под бугром накинутой грязи, который, оставляя одни только головы на свободе, лишал нас всякого движения. Пусть вообразит он увязшего по колено моего слугу, с распущенным надо мною к предохранению от солнечных лучей зонтиком. Пусть прибавит он к сей картине татарина, сидящего на цыпочках подле меня, который, накидывая свежей грязи, поливал водою, как будто по пашне, покрывающее меня вещество…»

Добавить комментарий