Пещера Данильча-Коба

Исследуя район Большого каньона к западу от Ялтинского шоссе, можно подойти к пещере Данильча (14-1) следуя по Юсуповской дороге (лесной тропинке). Основная, хорошо протоптанная тропа начинается от стоянки «Коккозская». Интересно уже само восхождение на скалы Орлиного залета.

После пологой тропы резко начинается подъём, и лесная прогулка становится похожей на штурм крепости. Здесь до того круто, что подошвы скользят и осыпается каменная крошка. О многом успеваешь подумать в начале пути! Данильча-Коба открывается рядом с тропой внезапно, перед самым плоскогорьем. Всё. Крутой подъём закончен. Здесь полумрак, прохлада. Заботливо приготовлены природой тонкие гуровые плотинки; расположенные каскадом ванночки кажутся пустыми, до того прозрачна в них родниковая вода. Говорят, раньше в ней можно было найти пещерный жемчуг.

Начинается пещера за своеобразными воротами — входом в форме неправильного треугольника. Зал всего один. Потолок более или менее ровный, без натечных украшений. На полу одинокий сталагмит, чем-то напоминающий гриб. Пещера освещается дневным светом, так что в ней не нужны фонари.

Когда-то мимо Данильчи проходила древняя скотопрогонная тропа. Здесь могли останавливаться пастухи и погонщики, смотреть на буковый лес, на разворот гор. Вечный пейзаж вдали, полумрак под каменными сводами, гостеприимный источник — всё располагает к отдыху, особенно в летний зной, а кого-то — к добрым оздоровительным медитациям. Или, может статься, — к злому шаманству.

Очень естественным кажется пристрастие древних колдунов к этому месту. Ученые полагают, что пещера служила жертвенником, не зря же её центральная часть была усыпана костями животных — следами языческих тризн.

Легендарный, доисторический Крым. Нетленный, мало задетый человеком уголок природы, где хорошо думается о жизни настоящей и прошлой; мечта и жажда познания оживают здесь, приоткрывая неприкосновенные тайники. Покинув пещеру, нам остается пройти тропой к обрыву, на Орлиный залет, где по заказу князя Юсупова была когда-то оборудована поляна для пикников; сейчас её называют «Барской». Справа массив Ай-Петри, впереди видна часть Большого каньона. А вот и они — похожие на огромных орлов белоголовые сипы. Сверху мы видим их рыжие спины и крылья, которыми птицы почти не шевелят, планируя над кронами столетних деревьев. Взгляд уплывает в небо, нам самим хочется взмыть и парить, парить в этой синеве вслед за птицами…

В этих скалах гнездятся могучие птицы, выбирая недоступные людям обрывы, а пропитание частенько ищут в сёлах. В 2003 году жители села Соколиного поймали раненого сипа, полуживого от голода. Теперь он в Ялтинском зоопарке.

Сипы, так же как черные грифы, живут неразлучными парами, по очереди высиживают яйцо и заботливо пестуют своего единственного птенца. Но если тронуть их домик, заглянуть в него хотя бы из невинного любопытства, хозяева туда больше не возвратятся. Количество сипов исчисляется десятками на весь Крым, а грифов — ещё меньше. Теперь уже вряд ли кто-нибудь скажет точно, сколько их осталось: цифры, по различным источникам, противоречивы, а что до самих птиц… И те и другие исчезают, и тех и других больше в зоопарках, чем на воле.

Источник: Д. Тарасенко. Подземный Крым. — Симферополь: Н. Ореанда, 2016.

Добавить комментарий