Крепость Каламита

На правом берегу реки Черной, при впадении её в Севастопольскую бухту, расположен приморский «пещерный город» Каламита. Его башни и стены открываются слева от шоссе при подъезде к мосту через реку. Из Севастополя сюда можно попасть катером — до пристани «Малый Инкерман».

Как добраться до крепости Каламита?

Можно сойти с поезда на станции Инкерман — I, отсюда всего один километр до вершины Монастырской скалы, занятой крепостью. Название связано с монастырем Святого Климента, пещерные сооружения которого вырублены в её теле. По наклонному туннелю можно подняться от подножия обрыва на территорию крепости около воротной башни. Здесь есть несколько помещений хозяйственного назначения, среди них две пещерные церкви. Древнейшая из них — церковь Святого Климента, повторяющая в основных чертах архитектуру наземных храмов. Два ряда колонн делят её на три нефа. Ряд выразительных декоративных элементов указывают на то, что вряд ли храм может быть древнее 12 века. А.Л. Бертье-Делагард в своё время относил его даже к 14-15 векам.

Вторая пещерная церковь Святого Мартина, создана в 1867 году, после того как монастырь был возобновлен в 1850 году как Инкерманский скит. Просуществовал он в этом качестве до 1926 года. После передачи монастыря церкви в начале 90-х годов 20 века здесь возведён ряд наземных построек, создан новый интерьер пещерного храма. Не смотря на то, что комплекс Каламита-Инкерман официально является отделом Херсонесского государственного историко-археологического заповедника, доступ экскурсантам и туристам здесь крайне затруднён.

Удобное местоположение крепости Каламита

Место для крепости было выбрано не случайно. Внизу глубокая, далеко вдающаяся в сушу бухта (длина — 6 км, ширина — до 1 км), представляющая собой прекрасную естественную гавань, достоинства которой оценены давно. Вероятно, ещё в 6 веке византийцы, стремясь укрепиться на юго-западном побережье Таврики, поставили здесь своё укрепление.

Позднее в скале, на которой расположилась крепость, начали высекать пещерные помещения, церкви и кельи. Распространено мнение, что здесь обосновались эмигрировавшие из Византии монахи-иконопочитатели, преследовавшиеся в период иконоборчества, хотя каких-либо серьезных археологических оснований, как отмечалось, для него нет.

Соседняя к востоку от Монастырской скала, именуемая Загайтанской, изрешечена многочисленными пещерными сооружениями, расположенными в несколько ярусов. Это остатки средневекового поселения, пока ещё малоизученного.

Крепость Каламита в средние века

История Каламиты-Инкермана в эпоху Средневековья не освещена письменными источниками. Только в начале 14 века появляются первые упоминания о ней. Каламита значится на итальянских картах — портоланах. Это греческое название обычно переводится как «камышовая», хотя есть и другие варианты, менее обоснованные. Особое значение крепость приобретает в 20-е годы 15 века, когда за её восстановление берется княжество Феодоро. Защищенный глубоководный порт был необходим ему для приобщения к черноморскому торговому миру. Но гавань нуждалась в надёжной охране. Поэтому при князе Алексее здесь возводятся новые фортификационные сооружения. Снаружи перед крепостными воротами был построен храм. С ним некоторые исследователи связывают надпись на известняковой плите, датированную 1427 годом.

Понимали значение Каламиты и генуэзцы. Не зря в 1434 году, когда им удалось отбить у Феодоро захваченную у них за год до этого Чембало, они сразу двинули свое войско на Каламиту. На предложение капитулировать её жители ответили, что, если им будет сохранена жизнь и имущество, они сдадутся к вечеру следующего дня. Получив согласие генуэзцев, гарнизон и население незаметно для врага ушли из крепости вместе с имуществом. Разъяренные генуэзцы подожгли Каламиту. Но оставаться здесь без продовольствия они долго не могли и вернулись в Чембало. Каламита же вскоре была восстановлена, оберегаемый ею порт продолжал принимать и отправлять торговые суда в различные гавани Черного моря.

Территория порта находилась на ровном и низком участке берега между современной железнодорожной станцией Инкерман и Килен-бухтой. С правым берегом реки она была связана каменным мостом и насыпной дамбой. В 1475 году крепостью завладели турки, произведшие её реконструкцию в соответствии с требованиями новой эпохи огнестрельного оружия. Были утолщены стены и башни, меняется конструкция амбразур. Не ранее конца 15 века появилось название — Инкерман.

К северу от крепости раскинулось обширное предместье, слобода. Здесь селился портовый люд, находились склады и лавки. Археологические раскопки 1950 года открыли здесь кроме наземных строений большое количество зерновых ям. В них хранились значительные запасы зерна, видимо предназначавшиеся на продажу. Хлеб, очевидно, попадал сюда из плодородных горных долин, входивших во владения мангупских князей.

Найденные глиняные грузила для сетей говорят о том, что обильная в прошлом рыбой Севастопольская бухта обеспечивала существенную прибавку к столу. Свидетельство тому также и находки рыбных костей и чешуи при раскопках Каламиты и её предместья.

О широких торговых связях этого порта говорят многочисленные фрагменты гончарных сосудов из различных центров Средиземноморья и даже Центральной Азии.

Портом пользовались не только князья Феодоро, об этом сохранились свидетельства современников. Консул Кафы Антониотто ди Кабела сообщал в Геную (сентябрь 1474 года) о том, что татары увели из России и Польши от 10 до 20  тысячи человек, среди них было много мальчиков, купленных турками, которые «посадили их на суда в порту Каламита».

Интересные находки

В 1968 году Херсонесский заповедник производил реставрационные работы в одной из башен крепости. Тогда и были найдены два известняковых блока с поцарапанными на них рисунками, изображающими шесть средневековых кораблей, вероятно принадлежавших одному из торговых караванов, заходивших в порт в 14 или 15 веке. Судя по рисункам, он состоял из кораблей различного типа, парусных и парусно-гребных. Можно в деталях проследить устройство корпусов, мачт, такелажа и надстроек. Уникальный памятник помогает живо представить панораму, открывающуюся с высоты Монастырской скалы пять веков тому назад, увидеть кипучую жизнь средневековой портовой бухты.

По свидетельству путешественника 17 века Эвлии Челеби, на втором этаже башни находился небольшой христианский храм, превращенный турками в пушечный каземат. За воротами, справа возле обрыва, недалеко от выхода на плато упомянутого выше туннеля, находился колодец, снабжавший крепость водой. О нём сообщают различные авторы вплоть до середины 19 века. Раскопки, проведенные здесь В.Ф. Филиппенко (Херсонесский заповедник), обнаружили шахту колодца и расчистили её на глубину более 5 км.

Слева от ворот начинается высеченный в скале ров, вдоль которого следует идти для того, чтобы продолжить знакомство с крепостными сооружениями.

Третья по счету башня, самая крупная по размерам, высится на стыке двух куртин — весьма ответственном месте обороны. Следующая за ней башня вынесена за пределы крепостной ограды на плацдарм перед рвом. Для связи её с крепостью служила перемычка во рву. Башня была сооружена турками для усиления защиты перед средней, самой древней куртиной. Есть сведения о том, что в подвальном этаже этой башни находилась тюрьма, где в 16-17 веках содержались пленники рабы, эксплуатируемые турками на самых тяжелых работах.

Этот участок оборонительной стены, как и соседний, шедший по южному склону обрыва Монастырской скалы, не подвергался позднейшей перестройке и сохранил облик времён княжества Феодоро. Это обстоятельство привлекло археологов, рассчитывавших найти здесь и более древние остатки защитных крепостных сооружений. В 1950 году Е.В. Веймарном у северной стороны разрушенной пятой башни были раскопаны остатки воротного проезда ранней крепости.

По предположению исследователя, он датируется 6 веком. Позднее, пока ещё не ясно, когда именно, ворота были заложены выломанными здесь же крупными блоками, проезд засыпали щебнем и отесам, образовавшимся при подгонке блоков. Не исключено, что в 20-х годах 15 века необходимость заставила соорудить вылазную калитку. Место для неё избрали там же, где когда-то находились погребенные позднейшими напластованиями древние ворота. Для этого феодоритам пришлось раскопать засыпь, созданную их предшественниками, разобрать участок стены и оборудовать в нём калитку. Просуществовала она вплоть до недавнего времени.

Территория крепости составляет 1,5 га, а протяженность её напольной укрепленной линии — около 250 метров. В юго-западном её углу был раскопан трехнефный христианский храм базиликальной формы. О жилой же застройке крепости пока ничего не известно. В середине 17 века, по свидетельству того же Эвлии Челеби, в ней было около 40 домов, но к тому времени они стояли уже пустыми, поскольку крепость была заперта, а её небольшой гарнизон из 50 солдат предпочитал проживать в предместье. Уже в 18 веке крепость потеряла военное значение.

Крепость в годы Отечественной войны

В последующие века она была безмолвным свидетелем кровопролитных сражений, кипевших в долине у подножия её обрывов в Крымскую и Отечественную войны. Следы последней до сих пор ещё запечатлены на стенах монастырских зданий. Напоминает о нем на противоположной стороне долины, расколотый на гигантские блоки отрог Сапун-горы — Уч-Баш. Там в подземных штольнях, в этом «пещерном городе», создававшемся уже в 20 веке, располагались госпитали, склады и мастерские, взорванные в июне 1942 года при отступлении советских войск вместе с оставшимися в них людьми.

Скалы цепко удерживают память о соприкосновении с живой материей человеческой культуры, но эти следы не вечны, их безжалостно стирает природная стихия, соревнуются с ней в этом иные люди, спеша отметить свой короткий век если не созидательной деятельностью, то уж геростратовыми деяниями…

Источник: А.Г. Герцен, О.А. Махнева-Чернец. Пещерные города Крыма. Путеводитель. — Севастополь: Библекс, 2013.

Добавить комментарий