Что испытывает человек в пещере?

Что испытывает человек в пещере? Что может случиться, если надолго спуститься в царство Аида? Спелеология — наука молодая. Сами пещеры стали изучать в начале 20 века, а затем, после долгого перерыва вернулись к этой теме в 50-х годах. И только ещё лет через двадцать ученые занялись вопросами влияния подземного мира на наше телесное и психическое здоровье.

Нарушение биологических часов в пещере

В Крыму — в пещере Верхний Баир и в пещере Юбилейной — тоже ставили научные эксперименты длительного пребывания человека в темноте, в тишине, в полном одиночестве. Выяснилось, что уже на четвёртые сутки нарушаются наши биологические часы, резко меняется восприятие времени. Из Верхнего Баира участники эксперимента вышли на 11-й день, и продолжительность суток для них увеличилась на 48 часов!

Это необъяснимое подземного мира учитывают в длительных подземных экспедициях, планируя режим работы и отдыха.

Сон для нормальных здоровых людей тоже удлиняется под землёй — как правило, до 12 часов. Почему? Влияет всё: прохлада, темнота, тишина и, что очень важно, — отсутствие чуждых людям, но привычных в нашей жизни электромагнитных полей. Если бы не высокая влажность воздуха, не придумать бы лучшего места для лечебного сна, чем пещеры!

Слуховые и зрительные галлюцинации в пещере

Больше половины информации мы получаем с помощью зрения, однако пещерное пространство можем освещать только направленным лучом фонаря. Каким бы он ни был ярким, этого не достаточно: перестаёт участвовать «боковое зрение», и глазной анализатор начинает работать с недогрузкой. Как же быть?

Мозг слепых и слабовидящих ищет компенсацию, резко обостряя обоняние и особенно слух. То же происходит с людьми в пещерах, только там почти нет запахов и очень мало привычных нам звуков. Мы слышим близкий и отдалённый стук шагов, голоса товарищей, пока они не уснули. Может мелодично, а то и назойливо тенькать капель, может бурлить вдали река… А ведь мозг он привык к другому! Вот и пытается в доступной форме истолковать невнятные звуки, заполняя вынужденную тишину. И мы слышим, как из пещерной глубины вдруг доносятся таинственные, иногда угрожающие голоса, выкрики, споры, смех…

С непривычки становится жутко, человеку кажется, что он сходит с ума. Впору припомнить известные строки Николая Гумилева:

Там, где похоронен старый маг,

Где зияет в мраморе пещера,

Мы услышим робкий, тайный шаг,

Мы с тобой увидим Люцифера.

Нет, это не болезнь, не галлюцинация. Более впечатлительных людей (хотя тоже вполне здоровых) могут посещать не только слуховые образы, так называемый «зов Аэлиты», но и зрительные, в виде призрачного «белого спелеолога». Он заглядывает в ваши очи из потусторонней тьмы, иногда предупреждает об опасности, но чаще отдаёт молчаливый приказ — немедленно убираться наверх, в мир живых и счастливых. Иногда эти навязчивые видения и звуки раздражают настолько, что невозможной становится многодневная экспедиция.

Переохлаждение в пещере

Температура воздуха в крымских пещерах держится в пределах 4-10 градусов. Только в немногих ледяных (например, Бузлук на Караби, Трехглазка на Ай-Петри, Оленья на Чатырдаге) она опускается ниже нуля. Наши пещеры теплее кавказских, однако и десять градусов при обычной влажности, почти стопроцентной, переносятся с трудом.

Если человек работает с большой нагрузкой, ему тепло, но это может быть лишь недолгим субъективным ощущением. Незаметно, исподволь застывает тело от глубокого внутреннего охлаждения, и, как ни странно, происходит это тем скорее, чем выше скорость обмена веществ. Именно тот, кто меньше зябнет в первые минуты и часы, рискует раньше растерять свои внутренние тепловые резервы.

Примечательно, что женщины обычно испытывают больший дискомфорт от низких температур, но продержаться в холоде могут намного дольше мужчин. Чтобы сохранить энергию, в подземных экспедициях полагается принимать пищу, обязательно подогретую, не реже, чем каждые четыре часа. На случай опасного переохлаждения спелеолог должен иметь свечки и кусок специальной, очень легкой блестящей плёнки — «космическое одеяло». Для отогрева надо сесть, накрыться этой плёнкой, а возле ног поставить одну или несколько зажжённых свечей.

Ощущение замкнутого пространства в пещере

И ещё одна неприятность грозит людям в подземельях — болезненное ощущение замкнутого пространства. Ты погружен на 300 метров под землю (исследователи отмечают именно такой рубеж) — это может вызвать необъяснимую нервозность. А если ещё глубже? Если душу разрывает непреложный факт, что за 12 часов люди прилетают домой даже из Австралии, но ты дальше, гораздо дальше от дома, от семьи, от привычного комфортного быта! Что никакие в мире технические приспособления, самые современные и сколь угодно совершенные, не помогут тебе выбраться из этой бездны скорее, чем через несколько суток!

Люди нервно оглядываются, срываются на крик, у женщин случаются внезапные слёзы, а мужчины по ничтожному поводу готовы пустить в ход кулаки. Это состояние передается товарищам как зараза и случается, поражает всю неподготовленную или плохо подобранную команду. А ведь большинство пострадавших считали себя абсолютно здоровыми и покладистыми! Но это в другом мире, это там, где светит солнце…

Заметки знаменитых спелеологов

Страсть подземных специалистов — открытие новых пещер и поиск новых залов в известных пещерах. Этот пародоксальный взгляд на красоту выразил московский спелеолог Александр Дегтярев:

Многие знаменитые среди спелеологов пещеры начисто лишены натечного убранства. И когда мы вам говорим, что в пещерах «красиво», не принимайте это за чистую монету. Это такая красота, от которой вам станет дурно! Вы заглядывали когда-нибудь в гигантскую черную пасть колодца глубиной 150 метров? Когда висишь в черной пустоте, в которую целый поезд ухнет, даже не задев стенок? Когда всё внутри сжимается от ужаса и хочется вцепиться обеими руками в верёвку? Полтора часа лезешь по этому колодцу, а вокруг только отвесные мокрые стены, летящие мимо тебя капли воды, и клыки скальных выступов выплывают из темноты, будто поджидая себе жертву…»

Приводим цитаты из книги французского спелеолога Сифра, который первым в мире провёл ряд экспериментов (прежде всего на себе) долгого одиночного пребывания человека в пещере:

Жози встретила новый 1965 год лишь 13 января. Под землёй длительность одной минуты кажется иной, чем на поверхности. Когда Тони считал вслух до ста двадцати (для оценки периода времени продолжительностью две минуты), стрелки наших наземных часов показывали, что прошло от трёх до четырех минут.

На шестьдесят первые сутки этого исключительного эксперимента Тони заставил нас всерьез переволноваться: он проспал 33 часа. Я уже опасался за его жизнь и готовился… послать за помощью, как вдруг раздался телефонный звонок: Тони сообщил мне, что провёл ночь хорошо!

Вынужденный ограничить свою физическую деятельность, Мерете целыми часами усердно делал зарисовки на юмористические сюжеты. Думая, что рисует два-три часа, он нередко просиживал за походным столиком по десять, двадцать и даже тридцать часов подряд.

Мы обнаружили, что при отсутствии ориентиров во времени нарушается память… Не могу вспомнить, что делал вчера и тем более — позавчера. Позавчера или месяц назад? Какая разница? И то и другое превратилось в небытие. Всё, что не записано сразу, безвозвратно канет в подземном мире вечной ночи.

А вы спускались когда нибудь в подземное царство надолго? Расскажите! Нам очень интересны ваши ощущения.


Источник: Д. Тарасенко. Подземный Крым. — Симферополь: Н. Ореанда, 2016.

Добавить комментарий